Просоленные латы со знаком медведя

Зимний Ёж. Bal Rog

Это Зеленый предмет го уровня типа «латный доспех», помещаемый в ячейку «Зеленый». крестится, но он вычерчивал в воздухе знак против дурного глаза. Сердик пристыженно Медведь? Ты имеешь в виду вепря, конечно же. Это символ . Выбираем образ - рыцарь в темных латах и кольчуге, в плаще, в шлеме с . и волки и медведи одной тропой ходють, если хоть какой-то выбор есть. .. Нацарапанный на обрывке кожи знак я не знал. Пламя зашипело и отхлынуло, словно обжигаясь о грубую черную просоленную ткань.

А кто крови их, невинных, ищет, и миру не желает, тот что ли добрый? Или он так смеется? А сам-то ты тут останешься? Если и ты, Старик, тоже присоединишься к клятве и не будешь мешать. То я тоже клятву дам. И уйду отсюда вместе с народом. И не вернусь в обработанные коротышками ходы, пока Король-под-Горой меня не позовет. А в необработанные значит можешь вернуться? Я изумился, почти искренне. Там Огонь Глубин горит.

Мне там дом родной, а коротышки там перемрут как мухи. Огонь Глубин, он для здоровья весьма неполезен. Да кто бы говорил о моих витиеватых речах, Старик. Вот ты истинный мастер слова. Небрежненько так, вроде и заботится. Прокопали - значит обработанный ход, значит не сунусь я. Только если глубоко закопаются и мруть начнут, то ко мне потом без претензий.

Не я там Огонь Глубин разжег, не мне его и гасить. Да и живут там в корнях гор твари с которыми и мне, Горящему, встречаться не слишком хочется. Не надо считать, что я там одна проблема. Ну и зачем ты считаешь тебя позвать могут?. Мало ты коротышек там положил? Мне тоже помнится много А зачем позвать могут? Надоест вот им так помирать в глубинных шахтах, спросят меня - где можем копать, а куда не ходить.

Так если вежливо попросят, может я и покажу, мне чужого не жалко. Коротышки шушукались, ушастые злобно зыркали. Наконец он выложил последний козырь: Но одного не изменишь - ни мы словам вашим не поверим, ни вы словам нашим.

А так все бы хорошо Развернулся и собрался уходить, гнида. И галдеж такой поднялся сразу У меня, голос, куда-то в шепот ушел. От сил, с которыми я свой гнев и огонь сдерживал. Но тише этот шепот не стал, только проникал он во все закоулки огромного зала над ущельем и раскатывался рокотом под его сводами. И на это есть одна старая клятва. Если ты не побоишься клясться ей, Ссстаррррик. И коротышки пусть поклянутся, старейшины и король от имени своего народа. Прятаться за спинами Бородатых?

Вот тут снова поднялся хай Когда он снова заговорил, все стихли как по команде. Вот, уважаю такую дрессуру. А Он услышит детей. Старик криво и скептически улыбнулся. Не улыбка, скорее оскал. Шепотки по коротышкам в новую свару и перерасти не успели, пока Старик решил все за них - да и за нас заодно.

Но не дело зря проливать кровь гномов. Вы можете никуда не уходить, будет не хуже чем. Сроку положим в одну луну Через сутки, Горящий, приходи сюда - обсудим текст. Клятва - послезавтра, на рассвете.

Развернулся и вышел, падла. Следующие часы прошли в бурных сборах. Мощные не могли выходить под прямой свет дневного светила, а идти нам предстояло долго. Из запасов шкур им кроили полностью укрывающие их с головы до пят накидки. Силы настоящей у Мощных не будет, но не закаменеют - и то. Все равно все запасы барахла с собой не возьмем, просто не утащим - берем только самое необходимое.

Еды и так мало. Оружие, снаряжение, упаковать небоевых - бежать долго. Женщины ладно, они у нас двужильные и стойкие, не чета другим расам. А вот мелких детей тащить неясно. Бойцам за спину повесить - так бойцы сдерживать атаки не смогут, а атаковать нас явно будут, не те так. Пусть делают люльки мелким, поедут на Мощных - все побыстрее пойдем. Сопровождение бойцов не даст врагам подойти к ним близко, может не расстреляют.

Текст клятвы согласовался на удивление. Голова у Старика на плечах варит. Когда не было всей этой толпы он отбросил свою великоречивость, и говорили мы четко и по делу. С нашей стороны - право на свободное перемещение от Горы до Черного Леса, не входя в леса ушастых. С моей стороны - после луны от клятвы не возвращаться в рукотворные тоннели под Горой или пока не позовут, или сто лет.

С их стороны - не атаковать и не преследовать, срок - луна. Что-то он легко согласился. Но где тут подвох я пока не знаю. Клятва всех сторон тоже вроде началась гладко. А потом пошли ожидаемые проблемы - ушастые не просто отказались от клятвы, они, как выяснилось, даже не явились. Насколько я представляю карту, нам предстояло широкой дугой обходить как раз таки их владения, и местность эту они знали. Старик, похоже, их вперед услал, засаду в хорошем месте готовить.

Луки у ушастых знатные, и стрелки они отменные. Не надо мне тут. Они вас ненавидят, и есть за. И ты - ты - поклянешься не вмешиваться. Никак не вмешиваться, ни словом, ни оружием, ни магией. Иначе никакой сделки - не.

После клятвы мы выдвинулись. Поклясться то Старик поклялся, но словами он играл ловко. Не стал он атаковать нас, а стал вслух сочувствовать уходящим. Говорить им какие они бедненькие да слабенькие, как они быстро бегут. Воины, в которых и так-то было слишком много дикого, просто зверели от таких речей, не имея возможности ответить, и с трудом себя контролировали. Пока нашему Военному Вождю удавалось их сдерживать, понося их на чем свет стоит и раздавая тумаки направо и налево, но надолго ли.

А мы еще не успели отойти от Горы. И еще не встало это поганое светило. Как назло, небо ясное и ни облачка, хотя вчера еще тучами обложено все было куда ни глянь. Не иначе как опять Старик постарался, с погодкой подкузьмил.

Когда встало светило, я понял и замысел Старика, и его ехидную ухмылку. Меня сверху прижгло и ослепило, силы остались только на то чтобы идти. Радиус пространства контроля снизился до нескольких шагов, каждое движение давалось с болью. Молча посмотрев на меня, Седой бросил мне свою накидку. Под ней стало чуть легче, но участки тела попавшие под прямые солнечные лучи горели будто от ожога.

Плеть моя под солнечными лучами не работала, и накопленные силы таяли как мороженое на сковородке. Толку от меня как от бойца в такой обстановке - ноль без палочки.

Да, Старик, ты сработал классно, но так и я еще разыграл не все карты. Я прошел по колонне к Вождю. Вернусь с того света - все с тебя спрошу. В ответ на его вопросительный взгляд я показал свои руки, с которых лохмотьями отходила кожа вместе с кусками плоти. Отслаивающиеся куски падали на землю и тлели. Вождь молча отдал салют, и пошел вперед понося всех неистовой руганью. Я же вернулся в хвост колонны - чтобы снова увидеть вдалеке ехидную усмешку Старика, и провожающего нас будущего короля-под-горой со своей кодлой, причем король впереди.

Впрочем, кодла короля, кажется, была несколько удивлена моим направлением движения - обратно к Горе. Рот открыла конечно самая важная сявка - будущий король.

Он что, думает, что я как-то обязан докладывать ему мотивы своих поступков? Хотя мне собственно это и надо для начала - с сявкой поговорить. У меня же есть одна луна. Чтобы разнести здесь все, мне хватит. Ушастые не клялись не стрелять в наших детей. А я не клялся предоставить тебе гору в целости и сохранности. Вот доберусь обратно до своего пламени, и всего за пол-луны ты не узнаешь своего поселения.

Рукотворных проходов там не останется вообще, если ты об. Он же заранее знал, что ушастые не будут клясться, заранее позаботился о погоде, чтобы я не смог защитить женщин и детей под солнцем!? И подставил их под стрелы. Чтож, с него и спроси за свою гору. Обернувшись и удостоверившись, что кислый Старик не предусмотрел такое простое развитие событий, будущий король наконец-то пришел к верному для меня решению.

Посмотрев на мой жалкий внешний вид, он одним слитным движением сдернул у охранника арбалет и пустил в меня болт. У меня даже почти получилось уклониться, и болт пробив шкуру и чиркнув по ребрам снаружи, засел неглубоко в мышцах. Второго арбалета у него прямо сейчас. Отлично, хотя говорить больно. По праву нарушенной тобой Клятвы, по твоему свободному выбору Лжи - предаю душу твою Владыке Лжи.

Он - придет забрать. Которого вы, народ гномов, клялись короновать. Да ты сам к нему придешь. Гномы онемели, а я хромая отправился дальше к Горе. Добраться бы до тени Или Старик решится на последний акт? Мне-то, сейчас, в любом случае нечего терять. Убить меня чужими руками он не может, ушастых он услал - а остальные под клятвой, коротышки после моего выступления не вмешаются - слишком напуганы - почуяли, что мои слова были не просто слова.

И все же, если мои предположения, сделанные на основании легенд Седого, старой книги, и собственного глубинного мироощущения неверны - то я лягу тут и. Моя надежда лишь на то, что Старик не понимает меня по-настоящему, и потому не воспринимает всерьез. Старику надо - пусть теперь догоняет. Я стоять под этим палящим огнем и разговаривать с ним не намерен. Шаг левой, шаг правой.

Удар пришелся по всему телу, меня скрючило и провернуло, кажется ребра раздробило. Выгнувшись я увидел как Старик направил на меня свой посох, еще раз провернул его и резким движением посоха швырнул меня об скалу. Что-то еще сломано, кажется ноги. Но я должен встать.

Просоленные латы

Такие слова говорятся стоя Что там скрипит опять Старик. Тем более под солнцем, глупец! Именем твоим, по праву нарушенной клятвы Ты что думаешь, что сможешь меня, меня - отдать Отцу Лжи? Я служу другому господину! Солнце остановилось, и время застыло. Я увидел себя, всех нас, снизу, сбоку, изнутри одновременно. Я не существовал, Существовал только Голос. Смертельно усталый и очень грустный голос. Невинных, идущих под светом дня.

И небо раскололось еще. Я по-прежнему стоял, но стоял уже на коленях. Диспозиция почти не изменилась, я не уверен что гномы вообще что-то увидели. Но Старик перестал смеяться. Нет, солнце по-прежнему жгло и мучило. Но какая-то часть меня понимала, что то пламя, которое сверху - оно тоже пламя, и чем-то похоже на Багровое Пламя Глубин. Просто оно очень далеко, а еще - оно немножко другое Так же как я вдыхаю Огонь Глубин. А я так голоден А его, там, сверху, так много, Пламени, я никогда не видел столько в Глубинах Я понял глаза вверх, к Солнцу, и сделал мееедленный вдоооох Не кончался и не кончался.

Свет вокруг померк и притух, а я медленно разгибался, распрямлял спину, будто просыпаясь от столетнего сна. Кости с хрустом вставали на место, болт выпал, рана закрылись. Распрямившись полностью я понял что мой рост стал больше примерно вдвое.

Повел зачесавшимися плечами - за спиной с шелестом расправились огненные крылья Да, солнце их жгло, и болели под его светом они весьма и весьма - но под потоком силы они регенерировали быстрее чем разрушались, и этого было достаточно.

Плеть дымным клубком раскрутилась из левой руки, меч концентрированный добела тьмы медленно выдвинулся из правой, мой взгляд сфокусировался и стал тверд как сталь. Я поднял глаза на Старика и увидел глубоко в его глазах Страх. Нет, не страх проиграть в битве - он по-прежнему силен; сейчас я отчетливо видел жаркую сжатую мощь светлого Пламени которое горело в его жилах и клубилось под его накидкой.

Это был его Страх, Ужас осознания того, что я не побоялся Воззвать, и что мой Призыв - услышан. Я клялся и должен сопровождать караван Прижавшись к земле, я прыгнул вверх и вбок, и спланировав вниз по склону горы догнал. Колонна пошла в обход земель ушастых с севера. И что характерно, ни один поганый ушастый даже не приблизился к нам в следующие дни. Старик-клятвопреступник отозвал свою свору. А сроку по клятве нам оставалось чуть больше пол-луны, потом тех кто останется на этом берегу реки - размажут.

Правый берег Андуина, обращенный к Мглистым Горам, к сожалению, не мог похвастать сколько-нибудь значимым количеством леса. Из редкого хвороста растущего на берегу, связав его в вязанку, можно было сделать маленький плотик, чтобы посадить в него совсем мелких.

Женщины находясь в воде и держась за него могли, хоть и с некоторым риском, переплыть на другой берег. Воинам, обвешанным железом, требовалось что-то посущественней; как минимум вязанка должна быть побольше, а где ж их столько, прутиков, взять.

Но главную проблемы представляла переправа Мощных; они не плавали вообще никак. Их тело подобно камню сразу шло на дно, и я не представляю сколько леса надо на плот способный перевезти такую тушу. Глубина следов Мощных в мокром песке на берегу внушала уважение. Сразу после выхода к реке мы отправили разведчиков в обе стороны, и сейчас ждали их возвращения. Разведка сейчас это риск, но риск оправданный - здесь в лоб с наскоку мы не переправимся.

Идея переправить хотя бы мелких и небоевых витала в умах ровно до того момента пока Вождь не сунул нам под нос карту. По той стороне Андуина шел тракт, и до Черного леса надо было еще дойти. Ничто не мешало нашим ушастым врагам, имея лодки, спуститься из своей рощицы прямо до Андуина, прогулочным шагом подняться по тракту и встретить нас с луками на том берегу.

Один я, даже если сумею перелететь реку в узком месте где она уходит в ущелье, в прямом боестолкновении погоды не сделаю - меня нашпигуют стрелами не позволив даже приблизиться, никакая регенерация не поможет. Потеря небоевых - и весь смысл похода пропадает. Надо думать как перейти всему отряду, причем желательно - разом. Но надо себя пересилить. Сарказм в голосе Седого можно было черпать ложкой.

Мэри Стюарт. Хрустальный грот

Объяснять ему, что регенерация глаз после взгляда вверх особенно болезненна, бесполезно, да и он скорее всего прав - судя по его тону там нечто такое что проще один раз увидеть. Разведка вернулась с вестями. Внимательно выслушав их доклад, мы собрались и двинули еще короткую ходку на полночи вверх по течению, к месту где река выходя из ущелий делала широкий поворот и образовывала две пологие косы с обеих сторон. Хотя мне переправляться лучше здесь, в ближнем ущелье.

Не то чтобы летать, но планировать я навострился, прыгнуть с обрыва в удобном месте через реку и спланировать на замеченное место на другом берегу я сумею, а лезть в воду мне со всем моим огнем совершенно неохота. Бегаю я быстро, перед тем как начнется переправа смотаюсь сюда, поднимусь по тракту обратно, заодно отвлеку на себя встречающих.

КАЗАЧИЙ СЛОВАРЬ

В том, что встречать на другом берегу реки нас будут, я почему-то почти не сомневался. Именно поэтому до каменистой косы, примеченной разведчиками, мы пока не дошли, остановившись демонстративно на берегу на похожем месте - но не на "том самом". Случай увидеть что же там такое на небе представился неожиданно быстро, на следующее же утро. Седой с непередаваемым выражением лица кивнул на небо, я сощурившись поднял. В небесах, выше облаков, парил орёл.

Я несколько раз протирал глаза, пытаясь сопоставить облака, высоту на которой эти облака выходили в Мглистые горы, карту, на какой высоте относительно этих облаков парит это чудовище, и размах его крыльев. При любых прикидках размах крыльев получался такой, что Мощного эта туша сможет унести в своих когтях на. Понятно, что у нас тоже есть лучники и даже при наличии толстенного пера орлу придется несладко буде он решит напасть на нас, но Несмотря на наличие у меня крыльев, залетать высоко днем мне явно противопоказано.

Схарчит, вместе со всем моим огнем. Я молча покачал головой, признавая правоту Седого. Противники о наших передвижениях знают всё. Правда, с некоторой задержкой.

То есть, план Вождя - рвануть ночью к броду и перейти его, пока нас не встречают. Сам Вождь выглядел непоколебимо, но сквозь его мрачную и презрительную решимость сквозила нешуточная усталость.

Он отозвал меня для разговора при наступлении ночи. Ни тут, ни там где сказали разведчики. У тебя здорово получилось провести Старика. Вся надежда на. Здесь три роста Мощных, там где мы хотим идти поменьше, но вряд ли намного. И сам видишь, разлив при этом очень широкий, то есть идти долго В узком месте будет глубже, и течение будет такое что вброд не перейдешь - смоет. А на той стороне нас будут ждать встречающие, не так много, но. Когда мы только вышли к реке они оказались напротив нас на следующий же день.

Вышли, затаились и ждут. Не стреляли в наших которые промеряли глубину, боятся спугнуть. Мощные не пройдут, воины пройдут только если оставят всю броню и возьмут минимум оружия. А без Мощных и без оружия.

Фото тату Русь варианты интересных готовых татуировок

Я сел и задумался. Выход какой-то должен. Мощные, кстати, напоминали мне что-то знакомое. Смотря на них, на их толстенную шкуру, вес и мощь, у меня в голове возникала ассоциация со смешной повозкой с множеством колес, сделанной целиком из железа, без лошадей и с одной оглоблей торчащей в середине. Нелепая конструкция, кому может понадобиться такое? Откинув этот бред, я упорно возвращал внимание к проблеме, и раз за разом обдумывал варианты переправы с разных сторон.

В конце концов, я замер, боясь спугнуть мысль Толку от них сейчас немного, но сунули - не оставлять же коротышкам оружие. Говори, не маринуй мясо. А на них можно повесить весь не плавающий груз. Идти долго, они задохнутся.

Трансмогрификация для девушек

При всей бредовости идеи, других вариантов у нас не оставалось. Для примера одно древко раскололи вдоль, и я выжег его внутренности соединив две скорлупы-половинки обратно. Ночью на воду опустился туман. Выбрав уютный закуток плохо просматривающийся с того берега, мы начали эксперименты.

Расколотое и заново соединенное древко по всей длине пропускало воду, Мощный давился. Соединить две трубки в длину герметично не получалось вообще, а надо бы - одного древка не хватит. Судя по изумлению в глазах Вождя, он уже начинал сомневаться в моем здравом рассудке. Сунем внутрь кишки все это древко с вырезанной сердцевиной, за ним еще и еще одно, палки внутри кишки будут держать форму, а кишка вокруг не дадут попасть внутрь трубки воде.

Укрепим снаружи по длине. Пока бойцы добыли козла, апробировать в эту же ночь идею на практике мы уже не успели. Но в месте не просматривающимся с другого берега мы продолжали мастерить трубки до самого восхода, и заранее до прилета орлища спрятали наши поделки.

Ждем ночи, жрем козлов, чо Как только солнце зашло и орлище учесало на ночевку, палка-дышалка была испытана. Снаружи укрепленная целыми копьями по всей длине, герметизированная липким содержимым кишков козла, она позволяла Мощному дышать под водой и уверено идти по дну, смешно булькая выдыхаемым воздухом.

Эксперименты показали что выдыхать надо именно в воду, да - ну да жить захочешь не так раскорячишься. Неслабое даже на разливе течение легко показывало куда именно идти, идешь поперек течения - не заблудишься. Что ж, в путь - до утра мы должны пересечь реку.

Я рванул назад, к ущельям, имея целью в нужный момент отвлечь на себя отряд противника на том берегу и не дать им вовремя сообразить, что переправа в другом месте уже происходит. Несколько добровольцев с минимальным оружием остались на берегу - жечь костры, изображать оргию, палить шкуры козлов, вопить и плюхать в воду камни; они должны были переплыть на вязанках хвороста на ту сторону позже.

Основная колонна рванула к резервной точке переправы, с воодушевившимися Мощными как основной ударной силой прорыва. Представление прошло как по нотам. Я перепрыгнул ущелье спланировав к другому берегу, и постаравшись не сильно отсвечивать отошел от реки на тракт.

Не отсвечивать это буквально, то есть, притушить свой огонь, успокоиться - а то я являюсь в ночи идеальной целью. Сориентировавшись и выждав нужное время, я вышел к стоянке отряда который ждал.

Несмотря на мое ощущение пространства вокруг, от первой стрелы полностью увернуться не получилось, но вреда большого она мне не нанесла - когда желтая морда не жарит сверху а сил достаточно, регенерация у меня на высоте.

Дальше я начал уворачиваясь от стрел и огрызаясь предельно удлиненным бичом отступать к заранее примеченному месту в ущелье, где я мог бы оторваться на крыльях от своих преследователей, стараясь держаться так чтобы меня не окружили. Внимание встречающих и некую часть отряда я на себя оттянул, а прочие осталась смотреть на представление организуемое на том берегу.

Дайте два, на бис. Надо отдать должное воинским умениям ушастых, как только они поняли что их обошли все включая Мощных, и что основной кулак нашей колонны уже на этом берегу, они резво попрыгали в легкие челны и свалили вниз по реке.

Преследовать их у нас не было ни сил ни желания. Откуда они достали свои утлые лодочки, как они нас обнаружили?. Ну, на второй вопрос ответ все-таки был - как выяснилось, у них выше лагеря по течению тоже оказался наблюдатель. Просто он решил не соревноваться с нашими в ночной стрельбе и ночном зрении занятие изначально проигрышноеа по-тихому свалить. По-тихому свалить мимо бдительного авангарда колонны у него не получилось, наши знатно погоняли его по лесу. В итоге его сообщение о месте настоящей переправы не дошло вовремя - и этого оказалось достаточно чтобы мы успели переправиться.

Последними после отбытия ушастых переправились "актеры", настроение у всех явно было воодушевленное. От них крепко несло жареной козлятиной. Впрочем, как и положено, Военный Вождь осадил говорунов.

И ушастые еще могут вернуться. Собрались, двигаем, двигаем, двигаем Судя по карте, ближе к Андуину она заросла древним малопроходимым лесом, именующимся собственно Чернолесьем, а ближе к Келдуину переходила в молодые лесостепи. Первоначальный план был, собственно, скрываться в этом лесу. Среди нас нашлись знатоки местных лесов, уточнившие карты Вождя, и мы углублялись все дальше вглубь чащи.

Пока, при желании, выследить нас можно легко - такая толпа народу оставляла за собой торную тропу. Однако опять же, пока разделяться было рано.

Вождь хотел узнать о судьбе большой крепости своего Владыки, находящейся на юге лесов, в надежде найти там пристанище. Когда к нам навстречу вышел один из скрывавшихся в лесу наших местных, ободранный и мелкий, он развеял напрасные надежды.

Ха, да эта крепость давно взята ушастыми, и после взятия ее еще и порушили знатно, каким-то вонючим колдовством. Большую часть наших войск как раз отослали на битву, а потом пришла колонна ушастых по тракту с севера.

Я чудом ушел, и то только потому что не попал под осаду - дрова заготавливал в лесу - и не стал лезть на рожон снаружи.

Вы не найдете там на развалинах ни крова ни жрачки ни помощи. Возьмите меня с собой, а? Свою клятву - довести караван до Леса - я выполнил, но что делать дальше ни мне лично, ни нашей группе в целом пока неясно. Мы не можем оставаться на одном месте и противостоять врагам в прямом бою лицом к лицу, не сейчас, когда у нас так мало сил. Если мы засядем в крепости, придет большой сборный отряд и выкурит нас оттуда, да еще и с магами, умелыми и опытными - не чета.

Мы можем распылиться в лесу, но тогда нас со временем изловят и передушат по одному. Куда ни кинь всюду клин. Думай, голова, думай, шапку куплю. Общая ситуация складывалась для нас намного хуже чем мы предполагали. Однако, один плюс все же был - вместо неясной кодлы, которой мы начинали сборы под Горой, мы все больше и больше походили на регулярные армейские части с дисциплиной, порядком, лидерами и верой в общее.

Ах да, простите - два плюса - мы до сих пор живы, а это несомненный плюс, да Впрочем, какое-то время протянуть шатаясь по лесу - это. Да и в густом старом буреломе куда комфортнее чем в открытом поле, желтая морда не так печет. В предрассветные часы, встав на дневную стоянку, перед тем как закопаться в корни деревьев, меня снова вызвал Вождь. Вот, к примеру, Владыка - это Вождь.

А я - только Военный Вождь Ни куда идти, ни зачем идти, он не знает. Я не умею смотреть в будущее так, как умел Владыка. Он гений интриги и стратегии. Он умел планировать на сотни лет вперед, предвидеть ходы самых разных королей, вести одновременно десятки планов. И даже свои поражения он умел сделать победами. Ладно, замнем пока этот вопрос.

Ты сам понимаешь, долго в лесу спокойно жить нам не дадут. Разведка у противников работает четко, они злы после того как разбили Владыку, сил у них. Крепость, на которую я имел некоторые надежды, разбита. У нас есть передышка, но нет плана на будущее.

Кроме тебя придумать план - некому. Нам снова нужен твой совет. План на ближайшие дни у тебя какой? Разойтись по лесу, держа постоянную связь, чтобы преследователи потеряли следы. Еды у нас осталось немного, а тут даже кора ничо так, вкусная с голодухи. У меня есть ощущение что я очень многого не знаю о вашем народе.

Мне нужно многое понять, прежде чем я смогу придумать хоть какой-то План. План для целого народа может быть успешен только если очень, очень хорошо знаешь этот народ. Кто, как не он, нас знает. Уточни, как вы собираетесь поступать, если увидите разведчика ушастых. Самого сожрать, мясо лишним не бывает, хе-хе. Мозги выпить, а голову на кол, и к тракту, чтоб другим неповадно. Если головы разведчиков выстроятся у поворота к нашему стойбищу, или если сообразят что у нас тут какой-никакой а порядок и общий отряд, сам говорил - придут и наваляют.

А надо, чтобы нас считали слабыми и разрозненными. Все обдумай - какие вопли будет издавать "испуганный" наблюдатель, куда побежит. Глубоко в лес вряд ли они полезут, они ж не самоубийцы - а если кто и влезет то кончать только наверняка, так чтобы сгинул и сгинул, никаких голов на тракт, все в дело, чтобы даже костей не осталось.

Потому встречать разведчиков должны "паникеры" и вести Но впечатление от нас должны быть - одичавшие одиночки, без оружия и сил, без командования и жизнеспособного плана.

Тогда нам дадут передышку, не восприняв всерьез. Главные реки, питающие воды А. Пресные воды моря с давних пор славятся изобилием ценной рыбы. АЙДАН - косточка из ноги барана; служит казачьим детям для игры в айданчики.

АЙРАН - кисловатый, острый на вкус освежающий напиток, который получается из разбавленного водой "откидного" молока. АЛЛЮР - ход лошади: АЛТЫН - от татарского "алты" - шесть; старинная монета в шесть "денег" или три копейки. До революции сохранялась еще память в "пятиалтынном" - 15 коп. АННЫ святой крепость - построена Россией в г. АРБА - воз с драбинами для воловьей запряжки.

АРКАН - веревка свитая из конских волос с петлей - удавкой на конце. Казаки и другие скотоводческие народы пользуются арканом для ловли лошадей в табунах и скота в стадах, ловко забрасывая его петлю на шею животного. В старые времена А. Но изображение А-на можно приметить уже на скифской вазе из Чертомлыцкого кургана 4.

АРЧАК - деревянная часть горско-казачьего седла сделанная из твердых древесных пород; самым лучшим материалом служит витая древесина степного карагача. Передняя лука вырезана вместе с продолговатыми крыльцами, которые наглухо соединяются с развилинами задней луки и служат для укрепления на них двух подбрюшных ремней-подпруг и стременных ремней - спутлищ; развилины лук опираются на двух лавках - полицах, которые кладутся плашмя на спину лошади по сторонам хребта со специальными войлочными подкладками и потником.

Прототип казачьего седла с деревянной основой и с передней лукой встречается в аланских погребениях первых веков нашей эры. Происхождение этого термина и его строение, несомненно, связано с гото-германской или асалансксй речью, где "atta" значило "отец", а "mаnn" - "муж", "витязь". Подобные по значению термины существовали и на востоке, "атабек", "аталык", но в такой форме они у Казаков не принялись. До этого времени генуэзцы в своих актах называют казачьих вождей по половецки "оргузиями", в Золотой Орде казачьи начальники именуются "баскаками", а на Москве - "головами".

В казачьих обществах термин А. На Дону известны А-ны: На Гетманщине для общин белорусских н украинских существовали старшины-войты и там же для Казаков по местечкам - А-ны громадские и А-вы казачьих мещанских общин. В Запорожской республике Низовой, кроме обычных походных и отрядных были приняты звания А-ов кошевых, куренных, школьных, крамных заведовавших торговлейлисицких заведыв. В походах, в боевой обстановке обычное право предоставляло атаманам неограниченную власть: В мирной жизни они были только выполнителями воли Народного Собрания и блюстителями порядка.

Так в Новгородских землях назывались начальники городской стражи. Украинцы, переняв у Казаков термин А. БАЗ - двор; у Черноморских Казаков огороженный загон для скота.